Андрей Седогин: “Я не судил бы матчи Высшей лиги, если бы не шаурма” – ИА "Центр спортивной информации"

Андрей Седогин: “Я не судил бы матчи Высшей лиги, если бы не шаурма”

Все партии похожи на футбольные команды, а политика – это футбольное поле, где неспортивное поведение оппонента в порядке вещей.

Как не получить красную карточку и остаться в игре? И легко ли молодому депутату выживать среди опытных акул? Корреспондент Sportssmi.ru пообщался на эти темы с депутатом райсовета Ленинского района, футбольным экспертом и арбитром первой категории Андреем Седогиным.

– Андрей, расскажи – какие у тебя взаимоотношения со спортом по жизни?

– У меня была профессиональная спортивная карьера – я пять лет работал футбольным арбитром. Попал туда совершенно случайно. Сначала играл в дворовом чемпионате в Самаре. Это был 2009 год. Сейчас таких турниров очень много, а в то время было в новинку. Заявлялись самые обычные дворовые команды, которые целый сезон соревновались на дворовых площадках и возле школ, принимали соперников дома и играли на выезде. Наша команда называлась “Пассажиры”: по уровню игры мы понимали, что нас будут “возить”. К тому же, по дороге на матч в общественном транспорте было особенно забавно слышать из динамиков объявление “Уважаемые пассажиры…”.

Потом я решил сам организовать аналогичный турнир в Новокуйбышевске. И когда мы один сезон провели, на меня вышли ребята из регионального отделения Российского футбольного союза. Предложили сотрудничество.

– Давай поподробнее про организацию дворовых матчей: сам или с помощью администрации? Платно или бесплатно?

Андрей Седогин, ЛДПР– Все сами. Сначала создали группу вконтакте, приглашали туда горожан. Население Новокуйбышевска, примерно, 100 тысяч человек, а в группу мы за месяц смогли собрать тысячу. То есть, практически, один процент населения. Там принимали заявки на участие, назначали матчи и публиковали турнирную таблицу. Взнос был тысяча рублей с команды. На эти деньги нужно было купить призы: медали и кубки. Планировалось, что останется что-то и организаторам, но не сложилось. Люди оказались не платежеспособны. Казалось бы – меньше ста рублей с человека (команда из 15 игроков). Но некоторые этот взнос платили в рассрочку, в течение года. Более того, в группе появлялись посты с требованиями отчитаться за эти деньги, чуть ли не бухгалтерскую отчетность предоставить.

Но мы все же провели чемпионат себе в убыток. На нас выходили местные СМИ, даже делало сюжет новокуйбышевское телевидение. Правда, я его так и не увидел – у них не оказалось возможности записать его на диск.

Так вот, из РФС пришло предложение проводить турниры вместе. У них образовался комитет развития дворового футбола, меня туда включили. Как и организаторов таких же лиг из Самары, Тольятти, Сызрани. Но так как все это проводилось под эгидой федерации, то и требования были жестче. То есть, должно быть нормальное судейство, а не так – кто сильнее, тот и мячик взял.

Поэтому мне поручили набрать арбитров на обучение. Но в Новокуйбышевске желающих было буквально три-четыре человека, половина из которых слились в самый ответственный момент. И тогда я решил попробовать сам. Изначально я даже не думал, что мне придется судить – так, похожу, послушаю, может, начну больше в футболе понимать.

– А кто обучал?

– Действующие судьи, ветераны “Крыльев Советов”, многие из которых судили Премьер-Лигу. Например, Сергей Марушко, Виктор Япрынцев. Владимир Кейлин иногда заходил на семинар.

– Наверное, дали какой-то аттестат?

– Там были трехмесячные курсы. Практически сразу начались назначения. То есть, ты еще и недели не проучился, а тебе говорят – так! На выходных ты судишь матч на стадионе “Чайка”. Поехал, отсудил. Потом еще и еще. Как-то втянулся.

Еще с детства я увлекался политикой, но скорее как болельщик. То есть, я смотрел выступления Жириновского, как он крушит всех оппонентов. Как он говорит правду, когда другие молчат. Тогда я не знал, какая у него программа, к чему он ведет страну, но я за него болел.

– Тебе кричали: “судью на мыло!”?

– Ой, чего только не кричали. Однажды фанаты целую песню нецензурную посвятили. Но постепенно я наращивал профессионализм. Получал деньги, на тот момент хорошие. Выходило где-то 15-20 тысяч в месяц. Для студента это очень неплохо, тем более что занимаешься любимым делом. На работе в офисе не сидишь по 8 часов. И было много веселых историй.

– Например?

Андрей Седогин, ЛДПР

– Когда я туда пришел, у меня было не очень хорошее зрение. На первых же матчах, понял – не тяну. Особенно в темное время суток. Нужно было что-то делать! Просто бегать в очках обычных нельзя. Понятное дело – мяч попадет, разобьет стекло и будет травма. Тогда я вспомнил знаменитого игрока “Барселоны” Эдгара Давидса, который играл в специальных спортивных очках. Они с диоптриями, но защищены от ударов. Купил такие же и начал судить в них. В тот момент я стал легендой самарского любительского футбола, потому что судьи обычно неприметны. А меня начали запоминать. Один из первых тренеров, который увидел меня в таком виде, был старший брат Александра Анюкова – Алексей. И он мне придумал прозвище, которое закрепилось за мной надолго – Диджей.

– А ты судил матчи только местные?

– В основном, чемпионаты города и области. Исколесил всю губернию: Самара, Тольятти, Кинель, Отрадный, Сызрань… Однажды даже судил международный товарищеский матч.

– В Кинеле есть футбол?

– Еще какой. Более того, в некоторых командах области футболисты получают зарплату. И премиальные. Доходит до 50 тысяч рублей. Любительский футбол в Самарской области, в принципе, неплохо развит – есть первые и высшие лиги,

разные возрастные категории. На их содержание есть дотации из бюджета, но они мизерные, поэтому в основном они существуют на взносы.

– Как ты дорос до высшей областной лиги?

– Своей стремительной карьерой я обязан шаурме. Дело в том, что когда судьи начинают судить, на серьезные матчи, даже в рамках области, их не ставят. Оставляют в резерве. Начинал я именно так.

Но однажды мы поехали на чемпионат области в Кинель. Матч серьезный, можно сказать за шесть очков. И я туда поехал, как всегда, резервным судьей. Мы с другими арбитрами выезжали с площади Кирова. Но главный судья перед этим купил в одном из киосков шаурму. Это было опрометчиво с его стороны. Потому что в Кинеле он почувствовал себя плохо, начал терять сознание. В результате, боковой судья стал главным, а я, в свою очередь, заменил бокового. После этого я уже регулярно судил матчи Высшей лиги.

Я знаю, что ты участвовал в “Гонке Героев”. Как это было? Не в числе последних пришел?

– Нет, но и не в лидерах. У нас девчонок больше было, чем парней. И мы много тратили времени на помощь им. Кстати, я часто принимаю участие в различных забегах, марафонах. Иногда это бывает полезно для профессиональной деятельности. Например, когда я бежал “Зеленый марафон”, где-то там, на трассе, на исходе второго километра встретил регбистов. Пока бежали, обсудили, мол, надо замутить соревнования.

Андрей Седогин, ЛДПР

– Говорят, на Дне самарской прессы в Струковском саду, в прошлом году, тебе блогер руку сломал во время соревнований по армрестлингу. Как так вышло?

– На самом деле, я сам себе ее сломал. Ощущения не из приятных, одна девушка даже бухнулась в обморок при виде этого, и приехавшая скорая первым делом спасала ее, а не меня. Вообще, армрестлинг – это очень травмоопасный вид спорта. Не все это знают. Если не соблюдать технику безопасности и яро стремиться к победе, можно сломать себе руку. На ютюбе и вконтакте можно увидеть много роликов на эту тему.

– А как тебя из спорта занесло в политику?

– Еще с детства я увлекался политикой, но скорее как болельщик. То есть, я смотрел выступления Жириновского, как он крушит всех оппонентов. Как он говорит правду, когда другие молчат. Тогда я не знал, какая у него программа, к чему он ведет страну, но я за него болел.

– И тогда ты решил пойти под крыло ЛДПР?

– Гораздо позже, к 18 годам, когда я достаточно серьезно изучил политические программы партий и впервые встретился с Жириновским. Теперь, став депутатом от ЛДПР, я ощущаю себя футболистом, который играет в основе клуба своей мечты.

Вообще, в российском футболе и политике очень много общего. Тот же “Зенит” получает неограниченное финансирование из бюджета, пользуется админресурсом, и за счет этого побеждает. Прямо как партия власти! “Спартак” – вылитые коммунисты: раньше у обоих была монополия на лидерство в стране, а сейчас сильно сдали и теряют сторонников. А нашу партию я бы сравнил с ЦСКА: самый эффективный руководитель, славная история и отличные результаты при ограниченных ресурсах. Хотя однопартийцы из Москвы обычно просто ассоциируют ЛДПР с командой, за которую болеют.

Что-то в футболе даже справедливее. Порой болельщики видят откровенно предвзятое судейство. И стадион сразу начинает реагировать – свистеть, скандировать, что судья нетрадиционной сексуальной ориентации. А после футбола могут его встретить, поговорить, плюнуть в лицо. На высоком уровне арбитр иногда входит в историю, и его ненавидят всю жизнь. Например, норвежский судья Эвребе, который просто убил “Челси” в матче с “Барселоной”. Если он в Лондоне зайдет в какой-нибудь паб, он оттуда живым не выйдет.

Часто предвзятых судей отстраняют от работы, штрафуют.

– А в политике?

– На выборах совсем другое дело. Есть видеозаписи, где видно, что какая-нибудь учительница вбрасывает бюллетени. Все ее знают. Ну, максимум, в этот день ее поругают наблюдатели и напишут на нее пару жалоб. Но этой учительнице ничего не сделают – она все равно идет работать дальше и снова всеми любима и обожаема. Люди ее уважают за профессию, дети дарят цветы. А вот если бы они более активно проявляли свою гражданскую позицию, было бы куда лучше. И учителя на подобные подтасовки не соглашались бы. Ну, представь! У всех учителей на 1 сентября есть цветы, а у нее нет. Бойкот учителю. А родители писали бы жалобы на беспринципного педагога. Чему она может научить детей, если сама поступает вот так?

Еще одна общая проблема у российского футбола и политики – отношение к молодежи.

Андрей Седогин, ЛДПР

– Прижимают?

– В российском футболе сложилась такая ситуация, что у нас молодежью считают игроков чуть ли не до 30 лет. Те же Кокорин, Смолов, Канунников, Зобнин. Их почему-то называют молодыми, талантливыми, перспективными, подающими надежды. В то время как на Западе звезды уже с 18 лет играют в топ-чемпионатах и занимают там лидирующие позиции.

И то же самое с молодежью в российской политике. Почему-то у нас, если депутатом становится человек до 30-32 лет, то все говорят – вооот! Какой молодой человек, а уже депутат. Кто-то ворчит – рано, депутаты должны быть старше. К сожалению, у нас есть некая нетерпимость к тому, что человек в молодом возрасте может быть в чем-то экспертом и чего-то добиться в жизни. Это неправильно. По крайней мере, на уровне райсоветов молодежь должна занимать большинство мест.

А сейчас даже на этом уровне средний возраст депутата – более 40 лет. Хотя в Госдуме есть депутат от ЛДПР 21 год. И вообще наша фракция – самая молодая по составу. При этом, я не говорю что здесь должна быть одна молодежь. Но представлена должна быть в приличном количестве.

– А со спортом ты все, завязал? Целиком ушел в политику?

– Что ты, с ним я в любом случае связан на всю жизнь. Я до сих пор организовываю спортивные соревнования. И не только по футболу. Сейчас у нас хорошее сотрудничество с регбистами и легкоатлетами. Также занимаюсь спортивным правом – защитой интересов футбольных клубов и спортсменов. Но не самарских, а клубов ФНЛ и ПФЛ из других городов.

Андрей Седогин, ЛДПР

Беседовала Наталья Ширяева 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *